?

Log in

No account? Create an account
 
 
09 March 2011 @ 05:42 pm
Беги, Эльза, беги  
Отчет с ролевой игры "Нурменгард 1943".
Интересно только тем, кто играет в ХС.




Отчет Эльзы фон Манштейн, ученого Аненербе.

Для меня это история о том, как человек погружается в ад все глубже, но при этом все еще очень хочет оттуда выбраться. И о том, как вознаграждаются добрые поступки. И о том, как сходят с рук всякие пакости, но оставляют след в душе. История о насилии и освобождении, о блефе и чуде.

Беги, Эльза, беги
Нурменгард – 1943

Эльза фон Манштейн, ученица доктора Фагота, двадцать два года, красная помада и глазками хлоп-хлоп.
В Нурменгарде – уже почти два года. Отправлена сюда по приказу Гриндевальда, в наказание за некую провинность, искупать грехи и трудиться ради общего блага.
Учить некромедицине и пыткам человека, падающего в обморок при виде крови – хорошая идея, правда? Впрочем, ко всему привыкаешь; теперь Эльза может вырезать у человека сердце, а потом спать почти без кошмаров. У нее были очень хорошие учителя – Катарина фон Рейне и доктор Фагот. Эльза делает успехи.

Это ад, и отсюда надо как-то выбраться… здесь нет ни одного человека, которому можно доверять, которого можно полюбить… то, что мы делаем – ужасно... я ненавижу Мастера, он сломал мне жизнь… нельзя так думать, если почувствует легилимент, то мне конец...

Доктор Фагот – это гора мертвой плоти, внутри у него железная клетка, и он проделал все это с собой, страшно подумать, по доброй воле. Он еще может говорить, он помнит себя, но его душа пропитана хтоникой и подчинена ей – и иногда чувствуешь, как оно смотрит на тебя.
Впрочем, он по-прежнему учитель Эльзы, и она испытывает к нему смесь отвращения, уважения и восхищения – чтобы провести свой последний эксперимент, он безнадежно искалечил себя, он отдал магглу часть своей души (хоркрукс), и все для того, чтобы доказать одну безумную мысль. Мысль такова: маггла можно сделать волшебником. Точнее, развить у него (нее) магические способности. Получившееся в прошлый раз чудовище ловили полным составом Белых Лис – и решили вопрос ценой больших потерь.

А в этот раз, кажется, все прошло удачно. Девочка из ближайшего монастыря, лет 12-13. Мы проделали с ней все необходимые манипуляции, засунули в клетку внутри Фагота (на девять дней, между прочим), а потом Эльза вытащила ее оттуда. Жуткая пародия на роды.
Девочка выглядит ужасно, лицо перепахано шрамами (зачем Норманн использовал именно Сектусемпру, садист?), глаза безумные. Плачет. Боится.
Эльза пытается ее успокоить. Видно, что взывать к ее разуму бесполезно – нет там разума, придется действовать лаской. Эта девочка – наша большая победа, у нее ОЧЕВИДНО проснулись какие-то способности. И ее нужно беречь. Потому что если Мастер будет доволен… кто знает, вдруг он отпустит Эльзу домой?
Откуда у этого ребенка такие четкие представления о хорошем и плохом? Она чует ложь, зло и насилие, чует черные мысли во всех, кто здесь находится (и не ошибается!), чувствует боль других пленников, жутко страдает из-за этого… Эльза не привыкла к роли няньки, но что делать. Она постоянно приходит к Мире в камеру, разговаривает, утешает… «Ты хорошая», - говорит Мира, обнимая Эльзу. Эльзу передергивает.

Зачем быть доброй – или честной, скажем? Нурменгард учит другому. Нурменгард делает нервы крепче. Сначала ты не можешь ударить безоружного человека. А уже через неделю – можешь. Сначала вампиры вызывают ужас, а потом ты улыбаешься им, встречая в коридоре. А делать Круциатус – и вовсе приятно.

Спонтанные вспышки магии, говорите? Мира начинает кастовать без палочки. Инсендио в Норманна, уводящего пленную – первый звоночек. А потом начинается безумие. Мира снимает коллопортусы, зеркалит все заклинания, направленные в нее, снимает империусы… кажется, теперь она неуязвима. Не помогают ни зелья, ни легилименция. Комендант требует решить вопрос. Эльза и сама этого хочет – ей страшно находиться рядом с Мирой после того как та убила пленницу Авадой, но у нее возникает одна странная мысль. Если эта девочка – супероружие, и если эта девочка любит ее, Эльзу… нельзя ли использовать это как-нибудь?
Доктор Фагот говорит: «Воспитывайте ее. Научись управлять ее психикой, Эльза».
Да, но на Миру не действует ничего, кроме ласки и искренности. А Эльза уже почти забыла, как это.
Доктор Фагот говорит: «Приведите ее обратно ко мне».

- Прошу тебя, - говорит Эльза. – Зайди обратно в клетку. Ради меня. Пожалуйста.
Вокруг стоят ученые и наблюдают. Мира рыдает, ей страшно, она умоляет Эльзу увести ее отсюда.
- Я не вспомню тебя, когда выйду оттуда… я умру там…
- Вспомнишь, - врет Эльза. – Я встречу тебя, когда ты выйдешь. С тобой не случится ничего плохого.
Эльза кожей чувствует тяжелое присутствие Фагота – он ждет, он хочет девочку обратно, черная жуть у него внутри голодна, она вибрирует…
Наверное, я убиваю ее сейчас, думает Эльза.
Мира почти входит в клетку… но нет, в последний момент она исчезает – хлопок аппарации (невозможно, здесь барьер!), и черная злость Фагота обрушивается на всех присутствующих, но особенно – на Эльзу, плохую ученицу.

Мне страшно, мне все время страшно… я не могу так больше жить… я хочу стать подобной вампиру, вампиры не умеют бояться….даже если Мира вернется, как мне научиться управлять ей, как? Может быть, она – мой щит, мое оружие? Или – мое испытание?
Это невозможно: одновременно быть доброй и такой, как требует Нурменгард. Я с ума сойду от этого противоречия внутри.


Миру возвращает вампир – с помощью Зова.
Эльза, кажется, понимает, как можно ей манипулировать.
- Ты не послушалась меня, - говорит она с укором. – Из-за этого мне было очень плохо и очень больно. Я больше не доверяю тебе и не буду с тобой дружить.
- Ты единственное, что у тебя осталось, - плачет Мира.
Эльза разворачивается и уходит.
И просит фон дер Липпа сделать ей Круцио – пусть Мира почувствует ее боль, пусть поймет, что это она виновата…
Мира прибегает, как только Эльза приходит в себя.
- Ты должна научиться держать себя в руках и слушаться, - говорит Эльза. – Ты должна научиться использовать свой дар на благо.
Мира оживляется.
Она мгновенно учится непростиловке (Империусу, например – прямо на проходящем мимо коменданте, тот был удивлен), круциатит Норманна – и все это явно доставляет ей удовольствие.
Ура. Непростиловка изменит ее, испортит ее душу. Все, никакой дороги назад больше нет. Она повзрослеет и станет такой же, как мы – думает Эльза. Когда Мира исчезает в следующий раз, Эльза даже не тревожится – вернется, никуда не денется.

Тем временем англичане захватывают Новый Корпус. Там никого нет, кроме Фагота.
Норманн фон Цеппелин и ученый Лиддегорн придумывают ритуал, который сможет дать Фаготу новые силы дистанционно (и возможно, снова сделает доктора способным передвигаться). Для этого нужно убить четырех волшебников.
Эльза должна провести этот ритуал сама, поскольку Фагот – ее учитель и наставник.
Хорошо, что они по крайней мере не кричат – все жертвы под Морфеусом. Кровь течет по рукам, мерзко впитывается в перчатки, плоть резиново прогибается под лезвием некроклинка, отрезанные руки падают на пол с глухим стуком, у Эльзы кружится голова и мутнеет в глазах. «Я посвящаю эту смерть тебе, доктор Фагот… я дарую эти руки тебе, чтобы они несли смерть и разрушение живым и мертвым… эти ноги, чтобы они несли твое тело в мире…». Раз за разом, и кажется, что это никогда не закончится.
Эльза протягивает руку с клинком над алтарем, завершает ритуал и тут же падает в обморок. Ее усаживают на скамейку. Кто-то из ученых снисходительно говорит: «Хорошо справилась, девочка».
Эльзу до сих пор начинает тошнить, когда крови слишком много. Фагот как-то раз нашел от этого средство – надо съесть кусочек шоколада. Липкой от крови рукой Эльза находит шоколадку в кармане шинели, и становится легче.

Придешь ли ты спасти меня, Мира, если со мной что-нибудь случится? Наверное, уже нет. Наверное, ты почувствуешь, что я сделала – и решишь, что я недостойна спасения, и будешь права. Одна из убитых девочек – сестра моей ассистентки Гретхен; знаешь, какие глаза были у Гретхен, когда она узнала? И знаешь, что она сказала потом? Что все понимает и по-прежнему верна Общему Благу. Она все еще со мной, хотя я убила ее сестру… даже не осилила добить сама, отдала вампиру.
Две девочки, которые дружили со мной: Мира и Гретхен. Одну чуть не скормила чудовищу, вторую лишила сестры. Какая же я дрянь.


Сердце Эльзы постепенно наполняется черной безысходностью. Она понимает, что Нурменгард никогда не отпустит ее.
Когда все хорошо, отсюда не выбраться, не выпустят свои. А когда все плохо – тем более не выбраться, убьют. Вот и все. К тому же, понимает Эльза, кое-что уже потеряно безвозвратно.
Старый ученый, герр фон дер Липп, привез рог – если дунуть в него, получишь возможность попасть в ад. А что, думает Эльза… может, попробовать? В какой-то момент она просто берет рог у него из рук и дует.
И ничего не происходит. Раз, два, три. Фон дер Липп смеется.
- Ты недостаточна плоха для ада.
Ну да, и недостаточно хороша для рая. Придется умереть в Нурменгарде.
- Там что, хуже, чем здесь?
Ученый обводит глазами зал, улыбается и говорит:
- Сравнимо.
Впрочем, ад англичане не штурмуют, а Нурменгард – собираются.

Понятно, что этот бой – последний, нам не удержаться, их слишком много. Эльза не будет плакать ни о ком из обитателей Нурменгарда, ей немного жаль только некромедика Катарину и Гедду Габлер из Белых Лис. Но больше всего ей жаль себя. Умирать страшно. А выхода – нет. Сделать неживое подобие второго уровня она не успела, и в вампирский дым не уйти. Равно как и в ад. Все, конец.
За минуту до того, как англичане прорываются на второй этаж, Эльза вбегает в камеру к Алисе Пилливикль (о, это очень важный для англичан пленник), хватает ее и прикрывается ей, как щитом.
Дверь распахивается.
- Отойдите, или я убью ее! – кричит Эльза.
Это чистый блеф – убить она никого не сможет, нечем.
Англичане стоят и не нападают.
- Закройте дверь!
Дверь закрывается. Последующий разговор – это крики через дверь; кажется, весь замок уже захвачен. Вампиры сбежали, небось. Остальные либо повержены, либо пленены. Разве что фон дер Липп ушел в ад – ну, туда ему и дорога.
Кажется, я осталась тут одна, думает Эльза.
- Дайте мне уйти, и я отпущу ее!
- Какие у нас основания вам верить?
Женский голос – кажется, она командует этим отрядом. Или нет? Неважно.
- Честное слово аристократа! – кричит Эльза. – Мое честное слово в обмен на ваше!
- Какие гарантии, что вы сдержите слово?
Эльза еще громче, срываясь, со слезами, кричит:
- Я оказалась здесь против моей воли, и я хочу домой! Я никогда никого не убивала, и я хочу домой! Мне всего двадцать два года! Я хочу домой, слышите!
За дверью слышится голос Миры. Она все-таки пришла.
- Мира! Мне нужно выбраться отсюда! Помоги мне! – наверное, именно так звучит вопль последней надежды.
- Она не делала ничего плохого, - говорит Мира англичанам. – Отпустите ее.
Чей-то еще голос замечает:
- Да какая разница: немцем больше, немцем меньше…
А аппарировать отсюда нельзя. Можно только за границей домена, и это далеко.
- Дайте нам пройти туда, где можно аппарировать, и я отпущу ее!
- Как вы туда пройдете?
- Дайте нам конвой!
- В коробочку их возьмем, - замечает мужской голос, - и проведем.
Англичане просят разрешения открыть дверь, открывают… женщина, давшая Эльзе честное слово, кладет палочку на пол…
Так вся компания идет до выхода из замка – несколько англичан впереди, несколько сзади, и Эльза, вцепившаяся в Алису, в середине.
Вот-вот у кого-нибудь не выдержат нервы, думает Эльза. Напряжение чувствуется физически. Вот сейчас кто-нибудь пульнет Лаэзой.
- Отойдите все! Не атакуйте! – кричит англичанка.

Мы выходим на дорогу. Какое чудо, невероятно. Вот сейчас, вот еще немного…

И пока они идут по дороге, Диггори в мантии-невидимке подходит к Эльзе и делает Морфеус. Она падает, успевая подумать, что вот и все, чуть-чуть не хватило.

Я просыпаюсь, глядя в небо. Алисы нет. Вокруг англичане, их… да какая разница, сколько их.
- Вы нарушили Ваше слово, - говорю я склонившейся надо мной англичанке. Атаковать ее бесполезно – я ж не умею убивать в бою, только пленников.
- Вот Ваши палочки, - отвечает англичанка, вкладывая их мне в руку. – Бегите.


Беги, Эльза, беги.
Она никогда не забудет этот бег по снегу, по узкой дорожке, ведущей куда-то… неизвестно куда, главное, что за границы домена. Шинель кажется слишком тяжелой, ноги скользят по снегу… как же она устала, оказывается, но не падать же сейчас, будет глупо.
Эльза по-прежнему ждет удара в спину, но есть безумная надежда… может быть… может быть…
Хлопок аппарации.
Англичанка сдержала свое слово, Эльзе дали уйти.

Я аппарирую домой, в родной замок – прямо в кабинет к отцу, не успев подумать, хорошая ли это мысль. Барон фон Манштейн роняет перо, вскакивает из-за стола и изумленно смотрит на меня.
- Эльза, что ты здесь делаешь?
- Нурменгард пал, отец. Мне удалось бежать.
Отец хмурится.
- Ты опять ослушалась Мастера?
- Он никогда не приказывал мне умирать в Нурменгарде, отец. Послушай, ты же… ты же не отдашь меня ему… опять?
Барон фон Манштейн молча смотрит на меня. Видно, что он колеблется.



Благодарности:

Доктор Фагот – ужасное вы создание, но научили Эльзу многому.
Катарина-некромедик (_little_devil ) – спасибо за образ умной, жесткой и четкой учительницы.
Герр комендант (ruined_ajantis ) – холодный, безжалостный, выдержанный и надежный, как скала, военный. Благодаря Вам Нурменгард не превратился в хаос.
Белые Лисы – от вас исходила пугающая сила и верность Мастеру и Общему Благу. Эльзе много раз казалось, что вот вы догадаетесь, что она думает про Гриндевальда на самом деле…
Гедда Габлер (alkvi ) – Вы были божественно хороши. Красная помада – это наше все :)
Фон дер Липп (dvanoltri ) – спасибо за то, что находили время беседовать с наивной девочкой, расспрашивающей про ад.
Луиза (ginny_gf ) – великолепный образ фрау-ученого, кружева и сталь в глазах.
Норманн фон Цеппелин (divinus_donum ) – жаль, что мы толком не поиграли. Я ненавидела Вас.
Грета (olivia_moriloke ) – ты воплощение несокрушимого германского духа. Верность идее до конца, несмотря на тяжелые потери.
Вампиры – прекрасная и жуткая госпожа Клодия (aicwen ), загадочный Карл (necrobard ), обаятельная и опасная Элейн (tannku ) – вы не были похожи на людей, и это круто.
Перла (_lestar_ ) – ох, как ты раздражала Эльзу и держала в тонусе.
Мира (tinochka ) – ты блистательно играла. Было и жалко ее, и страшно, и все на свете. И приходилось соответствовать, потому что было понятно, что любую фальшь Мира заметит, и все.
Миранда Гошек (foresta ), Мелисента Бэгнольд (ruthana ) и все, кто вел с Эльзой переговоры – спасибо! Чем бы дело ни кончилось, это были очень волнующие минуты, неподдельное напряжение. И Эльза действительно собиралась отпустить Алису, она не лгала. А последний момент, когда вы сдержали слово – просто крышу снесло.
Tags: