?

Log in

No account? Create an account
 
 
29 October 2012 @ 12:02 am
Корабль смерти  
Посвящается В.

Корабль смерти
(Перевод стихотворения Ship of death Дэвида Лоуренса)

I

Теперь здесь осень: падают плоды,
и только начат длинный путь к забвенью.

И яблоки об землю тяжело,
калечась, бьются, как большие капли
росы прозрачной, рвутся за пределы
самих себя.

Пора идти, с самим собой прощаться,
из старой оболочки вылезать,
из падшего себя.




II

Корабль смерти твой уже готов?
Он пригодится, строй его быстрее.

Морозы ближе; стук упавших яблок
на землю, отвердевшую за ночь –
как гром глухой.

Смерть пахнет пеплом; чувствуешь ее?
Сжимается от ужаса душа,
дрожит от холодов и бьется в теле,
и чувствует сквозняк открытых ран.

III

Успокоенье дарит ли кинжал?

Кинжалом, пулей, лезвием пробить
мы можем выход прочь из жизни; только
нельзя успокоения найти
таким путем.

Убийством, даже если ты убьешь
себя, успокоения не купишь.

IV

Представь себе покой. Глубокий, долгий,
Бесповоротный, радостный покой.
Возможный только в храбром, твердом сердце.

Как обрести его?

V

Так строй корабль смерти, для себя,
для долгого похода вниз, в забвенье.

Мучительная медленная смерть,
что отделяет старых нас от новых -
встречай ее.

Уже совсем испорчены тела,
и души скорбно тянутся в прорехи
ужасных ран.

Уже бездонный темный океан
в провалы наши и пустоты рвется,
Поток уже затапливает нас.

Так строй корабль смерти, свой ковчег,
и нагрузи его вином и хлебом
для долгого полета вниз, во тьму.

VI

Так, постепенно, умирает тело,
и робкая душа
не чувствует опоры, и поток
ее ревущий сносит.

Мы умираем все, мы все умрем,
ничто не сдержит
поток смертельный, плещущий внутри.
Во внешний мир он рвется.

Мы умираем долго, по частям.
Уходят силы,
и в темных водах прячется душа,
цепляется за ветки древа жизни.

VII

Мы умираем, мы встречаем смерть.
Осталось только стать готовым к смерти
и строить свой корабль,
корабль смерть в долгий путь отправить.

Кораблик малый, весла над водой,
посуда в трюме, прочий скарб нехитрый -
готово все. Душа уже в пути,

так отправляй корабль. Теперь, сквозь смерть,
сквозь гибель тела хрупкая душа
на смелом корабле, ковчеге веры
(чуть-чуть еды с собой и свежий плащ),
плывет по мути черного потока,
по водам страшного конца,
по морю смерти, где блуждаем мы
потерянно, во тьме, портов не зная

Нам некуда бежать,
и темнота сгущается, черней и глубже с каждым мигом,
над неподвижной гладью черных вод.
Нет больше направлений; вверх и вниз
бессмысленно смотреть, ища глазами
кораблик свой.
Здесь ничего не видно - нечем видеть,
исчезло все, погибнув в пустоте,
и если что-то есть во тьме,
то где оно?
Нигде!

VIII

Исчезло тело, обратившись в пыль.
Исчезло все, навек, необратимо.
Меж двух пластов тяжелой темноты
скользящий тихо маленький кораблик
исчез.

Вот и конец. Забвение.

IX

Но вдруг
просвечивает нить на черной ткани,
горизонтальный бледный штрих,
дымящийся во тьме.

Иллюзия? А может, бледный дым
уже чуть выше?
Постойте, это же заря!
Рассвет жестокий возвращенья к жизни
из ничего.

Постой, вот маленький корабль
плывет под серым мокрым пеплом,
в волне зари.

Постой, постой! Ты видишь желтый проблеск,
как странен он для вмерзшей в лед души.
И вспышку цвета розы.

И все начнется заново теперь.

X

Поток стихает, тело над водой,
как раковина, битая прибоем,
виднеется. Смотри, оно прекрасно.

И маленький корабль спешит домой,
качаясь и шатаясь
на розовых волнах.
И снова дома робкая душа,
и сердце наполняется покоем.

Танцует сердце в сладкой тишине,
вернувшись из забвения.

Строй свой корабль смерти, строй его!
Он будет нужен.
Забвенье ждет. Ты этот путь пройдешь.


Оригинал

I

Now it is autumn and the falling fruit
and the long journey towards oblivion.

The apples falling like great drops of dew
to bruise themselves an exit from themselves.

And it is time to go, to bid farewell
to one's own self, and find an exit
from the fallen self.

II
Have you built your ship of death, O have you?
O build your ship of death, for you will need it.

The grim frost is at hand, when the apples will fall
thick, almost thundrous, on the hardened earth.

And death is on the air like a smell of ashes!
Ah! can't you smell it?

And in the bruised body, the frightened soul
finds itself shrinking, wincing from the cold
that blows upon it through the orifices.

III

And can a man his own quietus make
with a bare bodkin?

With daggers, bodkins, bullets, man can make
a bruise or break of exit for his life;
but is that a quietus, O tell me, is it quietus?

Surely not so! for how could murder, even self-murder
ever a quietus make?

IV

O let us talk of quiet that we know,
that we can know, the deep and lovely quiet
of a strong heart at peace!

How can we this, our own quietus, make?

V

Build then the ship of death, for you must take
the longest journey, to oblivion.

And die the death, the long and painful death
that lies between the old self and the new.

Already our bodies are fallen, bruised, badly bruised,
already our souls are oozing through the exit
of the cruel bruise.

Already the dark and endless ocean of the end
is washing in through the breaches of our wounds,
Already the flood is upon us.

Oh build your ship of death, your little ark
and furnish it with food, with little cakes, and wine
for the dark flight down oblivion.

VI

Piecemeal the body dies, and the timid soul
has her footing washed away, as the dark flood rises.

We are dying, we are dying, we are all of us dying
and nothing will stay the death-flood rising within us
and soon it will rise on the world, on the outside world.

We are dying, we are dying, piecemeal our bodies are dying
and our strength leaves us,
and our soul cowers naked in the dark rain over the flood,
cowering in the last branches of the tree of our life.

VII

We are dying, we are dying, so all we can do
is now to be willing to die, and to build the ship
of death to carry the soul on the longest journey.

A little ship, with oars and food
and little dishes, and all accoutrements
fitting and ready for the departing soul.

Now launch the small ship, now as the body dies
and life departs, launch out, the fragile soul
in the fragile ship of courage, the ark of faith
with its store of food and little cooking pans
and change of clothes,
upon the flood's black waste
upon the waters of the end
upon the sea of death, where still we sail
darkly, for we cannot steer, and have no port.

There is no port, there is nowhere to go
only the deepening blackness darkening still
blacker upon the soundless, ungurgling flood
darkness at one with darkness, up and down
and sideways utterly dark, so there is no direction any more
and the little ship is there; yet she is gone.
She is not seen, for there is nothing to see her by.
She is gone! gone! and yet
somewhere she is there.
Nowhere!

VIII

And everything is gone, the body is gone
completely under, gone, entirely gone.
The upper darkness is heavy as the lower,
between them the little ship
is gone

It is the end, it is oblivion.

IX

And yet out of eternity a thread
separates itself on the blackness,
a horizontal thread
that fumes a little with pallor upon the dark.

Is it illusion? or does the pallor fume
A little higher?
Ah wait, wait, for there's the dawn
the cruel dawn of coming back to life
out of oblivion

Wait, wait, the little ship
drifting, beneath the deathly ashy grey
of a flood-dawn.

Wait, wait! even so, a flush of yellow
and strangely, O chilled wan soul, a flush of rose.

A flush of rose, and the whole thing starts again.

X

The flood subsides, and the body, like a worn sea-shell
emerges strange and lovely.
And the little ship wings home, faltering and lapsing
on the pink flood,
and the frail soul steps out, into the house again
filling the heart with peace.

Swings the heart renewed with peace
even of oblivion.

Oh build your ship of death. Oh build it!
for you will need it.
For the voyage of oblivion awaits you.
Tags:
 
 
 
Capra Linnaeusspica00 on October 29th, 2012 06:06 am (UTC)
Абсолютно прекрасное и законченное